НАСЛЕДИЕ
Меню сайта
Переводчик-онлайн
Форма входа
Поиск
Главная » Статьи » Дневники » Блокадный дневник В. П. Аргировского

ДНЕВНИК ВОЙНЫ 1941 г.

Автор дневника В. П. Аргировский, сын священника, родился в 1890 г. в селе Ухтома Череповецкого уезда Вологодской губернии, окончил Новгородскую духовную семинарию, затем в 1915 г. Императорскую Петербургскую Духовную Академию, получив степень кандидата богословия первого разряда. С 1915 по 1917 гг. - студент историко-филологического факультета Петроградского университета. В советское время преподавал русский язык в фотокинотехникуме. Преподавателем русского языка и литературы стала и его жена Елизавета Леонидовна (урожд. Григорьева), выпускница Бестужевских курсов.

Дневник долгие годы хранился в семейном архиве его дочери Татьяны Васильевны, единственной из семьи, кому удалось выжить в годы блокады. Её родной брат Сергей пропал без вести на Ленинградском фронте в начале 1942 года. Родители пережили его лишь на несколько месяцев.

(Дневник впервые опубликован в «Новом журнале» (2004, № 2). Оригинал хранится в Отделе рукописей РНБ, ф. Аргировских).


2е октября 1941 г.,  четверг.

Вчера в Москве закончилась конференция трех  держав: СССР, США и Англии. Обыватели многого ждали от этой конференции; говорили, что после конференции изменится внутренняя политика СССР. По официальным газетным сообщениям, конференция обсуждала исключительно вопросы по снабжению вооружением. Но мне кажется, что там не обошли молчанием и вопрос о совместных военных действиях. Сейчас для России момент очень серьезный: на волоске висит Ленинград, занята половина Украины, враг угрожает Донбассу и Крыму. Если сейчас союзники не окажут нам быстрой и серьезной помощи, то немцы могут нас победить. А тогда Гитлер заставит на себя работать 100 миллионов взрослого населения России, использует с немецкой расчетливостью наши природные богатства и так усилится, что может завоевать весь мир. Это должны были учесть наши союзники.

На Ленинградском фронте дело идет медленно. Хотя, по газетам, немцы и потеряли на подступах к Ленинграду 100 тысяч, но они продолжают наступать. Наши сдерживают наступление, переходя в контратаки. Выбить немцев из занятых позиций очень трудно. Говорят, Пушкин четыре раза переходил из рук в руки. Наконец, за нашими остался вокзал, но за три дня они продвинулись от вокзала только на 300 метров. Осада Ленинграда может очень затянуться, между тем съестных запасов в городе только на полтора месяца. Ленинград и ленинградцев от голодной смерти может спасти только сильный удар. Защитники города такого удара нанести не могут, он должен быть нанесен с востока.

Каждый вечер налетами разрушается по несколько домов. Стрельба по городу из тяжелых орудий слышна и днем, и ночью. Иногда она бывает очень интенсивна.


Ночь на 6 октября.

Не спим третью ночь из-за воздушных налетов. Враг, выискивая военные объекты и промышленные предприятия, не то случайно, не то ошибочно, но беспощадно разрушает и жилые дома, убивая массу людей. С прямой целью убийства несколько дней тому назад сбросил много осколочных бомб. Вчера уничтожил несколько цехов на заводе «Новый арсенал», куда переведена значительная часть Путиловского завода… сегодня поджег и разрушил часть «Треугольника». От налетов пострадало много прекрасных зданий: дом Елисеева, Мариинский театр, Синод и др. Противнее всего то, что два-три самолета безнаказанно терроризируют город, в котором сейчас с беженцами население достигает четырех миллионов.


6 октября, понедельник.

Надоела передаваемая по радио болтовня митинговых ораторов о том, что Ленинграда немцам не взять. Так же говорили в Киеве. Надоели унтер-офицерские подвиги, о которых сообщает Информбюро: там-то взяли 5 бронемашин, там-то уничтожили 3 танка. Существенных успехов на фронте нет вообще, а на Лениградском в особенности. Можно думать, что Правительство недостаточно знает о том, что делается в Ленинграде. Правители города и командиры армии, по свойственной нам идиотской хвастливости, могут преуменьшать наши тихие успехи на фронте и тяжелое положение в городе.

Немцы были в двухстах <километрах> от города, в Ульяновке, сбросили десант в Красненьком, который обстрелял из пулемета Путиловский завод. Ведутся бои за Неву. Две немецкие дивизии стоят треугольником между Мгой и Ивановским. Они хотят переправиться на правый берег и соединиться с финнами. Наши с левого берега препятствуют переправе. Немцы окружены, но им на самолетах подвозят продовольствие и боеприпасы. По Октябрьской дороге враг в 6 верстах от Колпина; половина Пушкина наша. А вообще получается впечатление безнадежности и обреченности на гибель.


11 октября, суббота.

В прошлое воскресенье, 5-го октября, Сережу(1) вызвали в военный стол 28 отд. милиции; на повестке было написано: «по мобилизации». Домой он не вернулся. Вчера получили извещение, чтобы взяли его вещи. Сегодня в Московских казармах (К. Маркса 65) я получил его штатскую одежду, а от него самого пока нет никакого известия. Боюсь, что его постигнет судьба его дядюшки, Александра Павловича, на которого он похож характером. Убыль в наших войсках под Ленинградом, несомненно, очень большая, и пополнять ее приходится исключительно за счет населения города. Поэтому уже мобилизованы родившиеся в 1923 г. (18 л.), говорят, что скоро возьмут 24-й год, т. е. 17-ти летних.

С фронта нет никаких вестей. Даже не врут ничего утешительного. Одно время хорошо рассказывали про операции Кулина, теперь замолчали и про него. А действительность очень непривлекательна: голодно, холодно, с неделю уже не высыпаемся из-за ночных тревог и спим не раздеваясь. На днях в Красненьком (Второе Автово) был выброшен большой парашютный десант, но был уничтожен огнем нашей артиллерии. Заботит меня Ф. П.,(2) положение которого еще хуже нашего; он еще повредил себе ногу – растяжение сухожилий.


21-е октября, вторник. Бомбоубежище Института киноинженеров.

Давно я не писал дневника, так как эта тетрадь несколько времени терялась в нашем тетрадочном хаосе. Пишу во время ночного дежурства.

Сережа дней 10 проходил военное обучение на ст. Всеволожская, а теперь попал в маршевую роту и находится в Колтушах. Писал, что жестоко страдал от холода, так как выдали только летнее обмундирование и за 15 дней только в первый раз попал на ночлег в теплую избу. Возмущен гнусной компанией, в которой он находится и которой руководит ломовик с Лиговки. Послали ему кой-какие теплые вещи. Его роту, вероятно, скоро направят на фронт. Мать говорит: «Убьют мальчишку». Это возможно, но как тяжело об этом думать! Дети – это куски сердца и потеря их разрывает сердце на части. Настроение у Сережи хорошее: спокойное, несколько философское.

Таня(3) живет в Ильинском относительно хорошо: сыта и в безопасности. Из Ильинского глухо писали, что Тихвин потрепали. Там стояли воинские части, и, вероятно, его немцы бомбили. По линии Северной дороги немцы, по слухам, занимают пространство до Волховстроя. Вообще правый берег всего Волхова наш, левый – немецкий.

Положение на фронтах такое, что, кажется, СССР близок к разгрому подобно Франции, хотя у нас нет ни Бонне, ни Даладье, ни Лавалей(4). За это время сдали Чернигов, Полтаву, Орел, Брянск, Киев, Мелитополь, Вязьму. Информбюро не решилось сказать, что сдали Одессу и только сообщило об эвакуации оттуда войск. Сейчас немцы идут на Таганрог и на Москву. Появились направления: Калининское, Можайское и Малоярославецкое. Получается впечатление, что нет крепости, которой не могли бы взять немцы, и нет силы, которая могла бы остановить немецкую армию. На подступах к Москве ведутся жестокие бои с огромными потерями с обеих сторон, но враг еще не остановлен. Он хотя медленно, но все же продвигается вперед. Конечно, наше командование делает большие промахи, предвидя планов врага и допуская такие прорывы, как к югу от Москвы в направлении Тулы. В связи с нажимом на Москву, мне кажется, ослабел нажим на Ленинград. Многие части от нас переброшены на Западный фронт. Этим, конечно, должно было бы воспользоваться командование Северо-западного фронта, чтобы отогнать немцев от Ленинграда, но у нас, по-прежнему плохо обстоит дело с вооружением. Когда наши вздумают пойти в атаку, то немцы развивают такой бешеный огонь, что у нас из батальона остается по 40 человек, как недавно было под Стрельной. Возможно, что немцы не станут тратить своих сил на взятие Ленинграда. На днях они с самолетов сбросили прокламации, в которых написано: «Когда ленинградцы съедят весь горох и всю чечевицу, то сдадутся сами». Немцы знают, что продовольственных запасов в Ленинграде только на месяц – полтора. А потом взять голодную армию и голодный город будет взять нетрудно. Чтобы скорее наступил такой момент, немцы, говорят, сбросили много продовольственных карточек группы Р (рабочий), вследствие чего пришлось произвести перерегистрацию всех карточек по учреждениям, предприятиям и домохозяйствам.

В Англии лорд Бивербрук выступал по радио с речью, в которой сказал, что та помощь, которая была намечена на октябрь, России оказана, все уже доставлено. Между тем мы не ощущаем реально этой помощи, которая, по выражению немцев, больше похожа на «теоретическую». Все это наводит на размышления о московской конференции трех держав. По обывательским разговорам, на этой конференции Англия и Америка предложили нашему правительству такие условия, согласие на которые грозило бы коммунизму самоубийством. На самоубийство наши правители, конечно, не пошли, и тогда союзники, вместо реальной помощи, как они обещали, ограничились минимальной официальной помощью, которую они обязаны оказать как союзники. Но есть еще и другой вариант догадок: союзники выжидают того момента, когда и СССР и Германия во взаимной войне истощатся до последней степени; тогда они пришлют свои войска и на нашей территории покончат с фашизмом. Но расчетливые англо-американские купцы могут просчитаться: немцы возьмут Ленинград, Москву, дойдут до Волги, захватят Донбасс и заставят Сталина подписать мир, несмотря ни на какие договоры с союзниками. Такой прецедент уже был во Франции. Тогда Гитлер настолько усилится, что завоюет весь мир.


22-е октября, среда.

В начале октября Березовский техникум(5) эвакуировался в г. Кугдымар, Молотовской обл., бывш. Пермской губ. Туда с эшелоном уехал и Владим<ир> Никол<аевич> Каченовский(6) Его Борис(7) на фронте под Ленинградом, он прислал письмо Сереже от 27 сент. Глеб(8) – на военизированных лесозаготовках в Тихвинском районе.

Андрея Григорьева(9) опять призвали в армию. Тамара(10) в Осташкове, но, в связи с военными действиями в Калининском направлении, их базе, вероятно, придется Осташков покинуть. Ее муж в Левашове военным комендантом. Относительно Володи Ваучского(11) никаких сведений не имею, так как с 15 сент. выключены частные телефоны, а явиться лично к Екатерине Ивановне не представляется возможным. Оля Легас(12) из Череповца выехала в Свердловск; Валя(13) уехала туда несколько раньше; Всеволод(14) и Николай Александрович(15) здесь; последний живет у своего брата(16).

Из-за воздушных тревог второй месяц спим не раздеваясь. Если ночью нет налетов, то бухают дальнобойные орудия, причем не понять, чьи. Квартира не отапливается, живем в двух комнатах, одну из которых отравляет трупным запахом тетка Катя(17). Она уже не встает с кровати, но, по-моему, в лежачем положении она проживет еще долго. Устроить ее сейчас в больницу оч<ень> трудно, так как больницы сейчас переполнены ранеными.


27-го октября, понедельник.

В субботу, 25 окт., около 5-ти час. веч. тихо скончалась тетя Катя. В последнюю неделю она очень страдала. На ней можно было наблюдать, как умирает постепенно организм: перестали действовать ноги, плохо повиновались руки, начал плохо работать мозг и орган речи, наконец, остановилось сердце. Завтра похороны на Волковом кладбище.

Получили две открытки от Сережи. В первой он пишет, что его сделали телефонистом. Во второй писал, что его повезли на аэродром; возможно, что отправят на Московский фронт. На сутки с Финского фронта приезжал Боря Каченовский. Там затишье, финны не идут вперед.

Немцы в Донбассе. Сегодня сообщили о сдаче Сталина, это, должно быть, бывшая Горловка. Ожесточенные бои в Харьковском направлении. Под Москвой атаки врага отбиты. Как будто бы наступление на Москву остановлено. На Ленинградском фронте затишье: немцы оттянули все силы к Москве. Пользуясь этим, говорят, наши собираются перейти в наступление. С другой стороны, по слухам, в Ленинград направляются эшелоны с хлебом. Может быть, и не умрем с голоду, как казалось в одно время. Английские и наши войска, оккупировавшие Персию, будто бы все направляются на Кавказ для защиты Баку. На Дальнем Востоке против СССР выступила Япония, но США послали ей ультиматум о прекращении военных действий против России; в противном случае США угрожали выступить против Японии. Ультиматум возымел действие. Группа немецких войск, которой командованием было поручено взять Ленинград, находится в ужасных условиях. Страдая от холода, так как они не взяли с собой шинелей, немцы воюют, завернутые в одеяла. Командование отказалось от них и не шлет продовольствия, так что они съели всех кошек и собак. Иногда сдаются в плен, но по Красной Армии дан приказ в плен не брать, вследствие которого были расстреляны два сдавшиеся нам полка. Среди населения Кронштадта царит такой голод из-за отсутствия подвоза, перед которым положение у нас в Ленинграде кажется очень хорошим.


3-е ноября, вторник.

Редко мне приходится в дневнике. Получается какая-то странность: уроков у меня в этом году очень мало – 14 в неделю в первом семестре, а во втором будет еще меньше – а между тем часто не хватает времени на то, чтобы написать страничку дневника. Жизнь ведем крайне примитивную, между тем она требует много мелочных хлопот и забот; времени свободного очень мало. По вечерам много времени отнимают воздушные тревоги, когда приходится часами сидеть в бомбоубежище. А сил, вследствие недостаточного питания, становится все меньше; темпы работы замедляются; много времени тратится на то, что выполнялось быстро.

В половине октября по новому стилю началась необыкновенно ранняя зима. В природе чувствуется настоящий зимний режим. В учреждениях не топят. Дома дров мало; живем в средней комнате, расположенной между двух холодных, поэтому сильно страдаем от холода; этому способствует отсутствие жиров в наших организмах и в пище. Голод дает себя чувствовать. Продовольственное положение Ленинграда все ухудшается, так как подвоза ниоткуда нет. Наше командование как будто бы собирается к серьезным наступательным операциям, чтобы уничтожить немецкое окружение; в противном случае городу с четырехмиллионным населением грозит голодная смерть. Есть основание предполагать, что наши хотят напасть на немцев с тыла, так как при лобовых атаках мы отодвигаем немцев от Ленинграда только на несколько метров. Такими темпами врагов не отбить от осажденного голодающего города. Часть войск из Ленинграда на аэропланах перебрасывается в район Тихвина. Мы получили от Сережи письмо от 24 Х уже из Тихвина. Куда-то на восток перебросили и младшего сына портного Камнева. От 25 Х получили письмо из Ильинского. Антонина Леонидовна(18) пишет, что у них стало тревожно; возможно, что им придется куда-нибудь уехать. Эти факты говорят за то, что предполагается наступление с востока. Ленинград, конечно, ждал, что ему на выручку придет армия из Вологды или из-под Москвы, но в связи с наступлением немцев на Москву эти надежды отпали, и ленинградскому командованию приходится самому приискивать средства разбить немецкое кольцо. Таким средством и является нападение с тыла, причем базой для этой операции будет район Тихвина. Немцы укрепляются со стороны Ленинграда, со стороны Тихвина у них тыл: обозы, кухни; мастерские, склады. Нападение на тыл имеет, конечно, большие резоны. Если это нападение будет удачным, немцы будут отступать в Ленинград. В ожидании этого на наших улицах, выходящих на Обводный канал, строятся баррикады, во многих местах роют доты. Неприятель часто подвергает город артиллерийскому обстрелу, разрушая дома и убивая жителей. По вечерам ежедневно воздушные налеты с зажигательными и фугасными бомбами и неизбежными жертвами. Все это очень надоело, и все ждут какого-то конца.

В дневнике в следующий раз мне хочется записать свои мысли по таким вопросам: 1. работа красноармейца во время войны и 2. причины современной войны. О последнем вопросе я много думал особенно потому, что только что перечитал «Войну и мир» Толстого и его рассуждения о причинах войн вообще и войны 1812 года в частности.

Можайская 49, 6

(продолжение следует - кликни вверху страницы на раздел "Дневники")






ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Сын В. П. Аргировского, Сергей Аргировский (1922-1941?).

2 Философ Павлович, брат В. П. Аргировского (ум. 1942).

3 Т. В. Аргировская (р. 1923), дочь В. П. Аргировского.

4 Политические деятели Франции 1940-х гг.

5Лесотехнический техникум в пос. Березовик в окрестностях Тихвина; в нем преподавал В. Н. Каченовский.

6В. Н. Каченовский – муж сестры Елизаветы Леонидовны Аргировской, Надежды Леонидовны Григорьевой.

7 Борис Каченовский, сын В. Н. Каченовского.

8 Глеб - старший сын В. Н. Каченовского.

9 Племянник Е. Л. Аргировской (урожд. Григорьевой), сын её брата Б. Л. Григорьева.

10Тамара – племянница Е. Л. Аргировской, дочь Б. Л. Григорьева.

11 В. Ваучский – вологодский родственник В. П. Аргировского.

12 Ольга Казимировна Легас – двоюродная сестра В. П. Аргировского.

13  Валя (Валерия) Казимировна – сестра О. К. Легас.

14 Всеволод Казимирович Легас – брат сестер Легас, двоюродный брат В. П. Аргировского.

15 Николай Александрович Сафонов, муж В. К. Легас.

16Александр Александрович Сафонов.

17 Екатерина Афанасьевна Миринок, няня в семье В. П. и Е. Л. Аргировских.

18 Антонина Леонидовна Остроумова (урожд. Григорьева), сестра Е. Л. Аргировской; жила в Ильинском (погост Ильинский), в 30 км от к западу от Тихвина по Ленинградскому шоссе.

Категория: Блокадный дневник В. П. Аргировского | Добавил: neofitka (22.03.2010)
Просмотров: 2930 | Комментарии: 1 | Теги: Мерецков, Мга, Попков, воздушная тревога, Тихвин, бомбоубежище, артобстрелы, Кольцо блокады, 1941 г., Сталин | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
ВИДЕО.
Новости
ВИДЕО.
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 23
    Copyright MyCorp © 2017