НАСЛЕДИЕ
Меню сайта
Переводчик-онлайн
Форма входа
Поиск
Главная » Статьи » Письма 1941 г. » Письма С. Аргировского

Сергей Аргировский. Письма военных лет (1941)

[1]

29/VI

Здравствуйте.

Итак, вместо Карельского перешейка запихали нас в Волосово по Балт<ийской> дороге, сегодня переспали здесь ночь в каком-то молочном техникуме, а теперь куда-то пойдем за 30 км. Все-таки кружку и ложку я забыл, купил лишь чайную.

Следующую открытку напишу с места окончательного назначения.

Сергей

* * *

[2]

 

Здравствуйте, ленинградцы! Я уже не в Волосове, а в тот же день вечером сели мы на поезд и, сделав пересадку в Гатчине, доехали до Сиверской, откуда ночью пошли маршем 13 км до деревни Даймище (так?), откуда и пишу. Можете писать мне сюда. День убит. Второй сделали нам выходным, сегодня – третий. Обещали послать убирать сено, да погода плохая – сидим дома, в сенном сарае. Третий день работаем до умопомрачения челюстями на «спецстрой… (далее нрзб)», благо выдали аванс. Правда, скоро обещают настоящую работу с 10-ти часовым раб<очим> днем. Оплата сдельная. Живем весело – с музыкой, песнями, даже с пианино. Народу нас 100 человек, народ хороший. Место здесь чудное, вчера целый день прошатались по лесам и речкам. Дачники все уехали, и потому народу мало. Жить здесь буду, вероятно, около месяца. Дней через 5-6 наведаюсь в город.

С.

4/VII- 41

* * *

[3]

Дорогие родители!

Пользуюсь случаем послать весточку. Получили ли мое первое письмо с продкарточкой? Живу зверино-первобытным образом. Мой адрес: Ленинградск. обл. Всеволожское п/о, п/я 109/о.

Сюда можно приехать трамваем до Ржевки, оттуда – 5 км пешком. Я в 4-й пулем<етной> роте. Настроение бодрое.

Пишите. Сергей.

Буду дней 10.

11/Х

* * *

[4]

 

15/Х

Дорогие мои родители! Почему не получаю от вас никакой весточки? Я отправил вам 2 письма, ответа же нет. Мой точный адрес (пока): Ленинград, п/о Всеволожская , п/я 109 Е/П.

Раньше я писал, что пробуду здесь, вероятно, еще дней 10, но теперь это неизвестно. Сегодня, например, сформировали маршевую роту и отправили куда-то, завтра такая же участь может постигнуть и меня. Как я вам уже писал, условия жизни здесь первобытно-звериные: отчаянно мерзнем в летнем обмундировании, нет ни бумаги, ни карандашей писать письма, едим плохо (из одного котелка двое одной ложкой), бесконечная муштра – ать-два, и бессонные ночи, т. к. в комнате 10 м2 размещаются друг на друге 30 челов<ек>. Все это первоначально повергло меня в уныние и безнадежность. Но, спокойно поразмыслив, я решил, что избежать всего этого все равно бы не удалось, а если бы и удалось, то теперь поздно сожалеть об этом. А этот суровый жизненный режим – подъем в 4-5 часов, отсутствие элементарных удобств, и, главное, противное и гнусное общество, возглавляемое ломовиком с Лиговки, и также  все дальнейшее, если только оно благополучно кончится, послужит великолепной школой жизни. Я решил перенести все это, как необходимое препятствие в жизни. Особенно много писать мне некогда, о малейших изменениях в моей жизни напишу. Как вы живете там? Ответьте мне сразу  (в 1-м письме я послал продуктовые карточки). Пишите все. Не унывайте и не плачьте, ибо все к лучшему. Сюда можно приехать, до Ржевки трамваем, там – пешком до Всеволожской, лучше утром. Я недалеко от станции по эту сторону ж. дороги, 4-й батальон, 4-я пульрота, 4 взвод. Но лучше не приезжать, я сам попытаюсь. Беспокоит положение на фронте. Ну, дорогие, до свидания. Привет тете Кате.

16/Х


P. S. Лучше не приезжайте сюда, т. к. задерживают патрули. Получили ли по повестке мои вещи из распредбатальона (?) с пр-та Карла Маркса д. № 65? Что слышно из Тихвина?

19/Х. Пишу опять. Я попал в маршевую роту, и сегодня утром нас пригнали сюда – дер. Токкари, д. 20, это 8 км от Пороховых по Колтушскому шоссе. Здесь мы влились в состав стрелковой дивизии и вскоре двинем на фронт, когда точно – неизвестно. Настроение неважное. Плохо, что нет подходящей компании – все старички лет по 40. И вообще тоска. Ну, ничего не поделаешь. Все пройдет, и снова заживем. Сейчас попали в теплую избу и очень рады, т. к. ночью, наконец, не придется мерзнуть. М. б., пробудем дней 5-10, тогда напишите по адресу: Лен обл., Всеволожский р-н, Колтушский с/совет, дер. Токкари, д. 20. Красноарм. С. Арг. Ну, счастливо, дорогие. Не унывайте. Буду по возможности писать. С завтрашнего дня дадут постоянный адрес, который всюду будет нас сопровождать.

Сергей

* * *

[5]

21/Х

 

Дорогие ленинградцы! Посылку вашу получил, за что очень благодарен, только напрасно так много теплых вещей – таскать их в мешке довольно неудобно, а обмундированы мы неплохо; вещи же хорошие, а пропасть могут очень легко. Сейчас стоим все там же, когда двинемся – неизвестно, но, наверное, скоро. Я несколько подбодрился духом и начал делать военную карьеру. 22/Х. Вчера меня прервали – вызвали в штаб батальона и назначили во взвод бат. связи. По-моему, это лучше по многим причинам. Буду телефонистом. На обратной стороне мой постоянный адрес, пока никуда не переведут, но, по-видимому, останусь здесь. Очень скучный и неприятный народ кругом, но ничего уж не поделаешь. Как вы живете и питаетесь? Как тетя Катя? Мальчонка говорил, что очень плоха. Передайте ей большой привет! Что слышно из Тихвина и вообще, что есть ото всех родных? Пишите мне все подробно, а также перешлите письма, если такие есть. Получили ли мои штатские вещи? От вас еще не получил ни одного письма, за исключением записки с мальчишкой. Как дядя Соф?[1] Нет ли известий из Москвы? Ну, пишите. Я как-то прибодрился и успокоился. Счастливо. Сергей.

 

На обороте открытки:

Куда: Ленинград 147

Можайская ул. д. 49, кв. 6

Кому: Аргировской Елизавете Леонидовне

Адрес отправителя: Действ. армия, ППС 726

559 СП 2 бат. Взвод связи

 

 

 

* * *

[6]

 

24/Х

Дорогие родители!

Сейчас сижу на аэродроме в Нов. Деревне, наверное, куда-нибудь полетим, поговаривают, что к Москве. Если долго не будет писем – не беспокойтесь. При первой возможности напишу. Возможно, полетим в тыл, но вряд ли, а м. б. и останемся. Вашу открытку получил вчера, и вчера же оттуда уехал. 22-го послал вам открытку с постоянным адресом: Действ. армия, ППС, 726, 559 СП, 2 бат.,  взвод связи. Пишите. Счастливо.

 

 

На обороте:

Куда: Ленинград 147

Можайская ул. д. 49 кв. 6

Кому: Аргировской Елизавете Леонидовне

 

*  *  *

[7]

 

24/Х

Здравствуйте, дорогие родители!

Пишу сегодня вам уже вторую открытку. Сижу сейчас в городе Тихвине на Советской ул. д. 40[2], в обществе Анны Васильевны, Пашеньки и Матреши[3]. Вот превратности судьбы! Ужасно неприятно пребывание в Тихвине в таких условиях, идут в голову всякие воспоминания. Тоска. Теперь новости. Дядя Володя[4] вместе с техникумом эвакуировался куда-то за Вятку. Тихвин изредка бомбят, в Ильинском все спокойно и хорошо. Глебка[5] работает в Шомушке. Таня[6] здорова. Все. В первый раз в жизни летел на самолете. Занятно. Что будет со мной дальше и где буду завтра – неизвестно. Пишите. Сергей.

Поклон от Пашеньки, Матреши, Анны Васильевны.

 

*  *  *

[8]

 

5/XI

Дорогие мои! Вот уже месяц, как я не виделся с вами. Как-то вы живете? Что у вас хорошего? Писем ваших не получал уже дней 20, последняя была открытка, полученная от мамы еще в Токарях. Итак, я на фронте. Сижу в блиндаже перед костром и стыну от ноябрьских морозов; у меня кашель, насморк, болит ухо и нога, постепенно расклеиваюсь. Получили ли мою Тихвинскую открытку? Оттуда же я написал в Ильинское. Ответа же ни от кого не получил. Вообще сюда письма доходят плохо. Мой адрес: Действ. армия, ППС 726, 559 СП,  рота связи – я теперь уже в роте, сижу с аппаратом где-нибудь в блиндаже и передаю приказания. А вообще я невероятно грязный, мокрый, прозябший, убитый. Живу как автомат, ни о чем не думая. Не знаю, долго ли проживу. Впереди все туманное. Ну, ничего, все чем-нибудь да кончится и очень, очень хочется, чтобы кончилось нашей победой, а для этого еще имеется немало возможностей.

Писать часто мне трудно, почти невозможно. Простите за каракули. Как Тё-Ка[7]? Большой ей привет. Как Вова? Не написал ли что-нибудь?

А вообще чувствую себя лишним, мешающим, крайне неприспособленным к такой жизни.

Если есть мне письмо, перешлите мне. Можно послать посылку, но не ручаюсь за доставку. Ну, счастливо.

Сергей


*   *   *

 

Письмо Елизаветы Леонидовны Григорьевой к мужу сестры, В. Н. Каченовскому

 

Дорогой дядя Володенька! Получила твои грустные письма и горюю за тебя. Что делать?! Ничем, к сожалению, не могу смягчить твоих горьких переживаний, кроме искреннего сочувствия, а его мало[8].

Проклятие Гитлеру, проклятие фашизму, проклятие империализму, губящему жизнь миллионов людей! Хоть бы скорее наши погнали немцев, скорее показали миру, что наша политическая и соц. система гарантирует человечеству мирную человеческую жизнь! Но прежде чем это будет, прольется море крови наиболее нужных для жизни людей, наиболее молодых, наиболее смелых, наиболее ценных.

Мы все это время как в котле кипели. Сегодня первый день у меня лично более нормальный и спокойный. Работали все в школе по отправке детей, дежурили и дома и в школе. Было много у меня волнений с вопросом о Тане[9]. Сначала хотела ее отправить в Томск, куда должна была поехать Тамара[10]; два дня собирала Таню, стирала, зашивала, закупала на дорогу провизию, но в последний момент решила не отправлять ее: страшно – затеряется девочка. Да к тому же и у Тамары произошли изменения, она тоже не едет, а остается здесь, только переходит на другую работу. Сегодня она едет к Ване[11], он недалеко, и там м. б. устроится на работу. А Танюшу вчера отправила с Левой Равдон<икасом>  в Ильинское. Лева, Олег и Люсин муж[12] все идут добровольцами. Настроение в Ленинграде бодрое, патриотическое, все работают не за страх, а за совесть. Лева еще не вернулся и не знаю, как доехала Таня. Тетя Тоня[13] еще 27-го уехала в Ильинское, добралась благополучно и сейчас работает и в школе и в колхозе. Если тебе надо уезжать из Тихвина, м. б. и ты переберешься к ней, там, м. б. и корову удастся сохранить. Напиши ей или съезди сам к ней. Сережа[14] на оборонной работе. Обещал на день приехать. Жду на днях.

В. П[15]. работает в техникуме. Мое положение неопределенное. Пока до 11-го авг. я числюсь в отпуске, но работала в школе. Сейчас там работа кончилась. Я могла бы уехать, но я этого сделать не могу, т. к. 1) должна дождать<ся> Сережу и выяснить, что с ним будет дальше – это главное, 2) не знаю, как оставить тетю Катю, она очень плоха; но в то же время она озлоблена на весь мир, а меня последнее время буквально ненавидит; она очень несчастна, я ее очень жалею, но временами начинаю огрызаться, т. к. она говорит мне ужасные и оскорбительные вещи (только не обмолвись об этом в твоих письмах); 3) и папашу не знаю, как оставить: он тут грязью зарастет, без еды насидится, да и тетя Катя будет считать своей обязанностью готовить ему, посуду мыть, а она этого, по существу, не может уже делать и тогда через несколько дней совершенно сляжет и к ней нужен будет человек, а где его сейчас взять, да и где взять деньги, чтобы нанять такого человека?

Не знаю, м. б., если в Ленинграде все будет благополучно, и удастся хоть на неделю вырваться на Зелень. Я здесь задыхаюсь и смертельно устаю. От Люли[16] нет вестей. Душа болит за нее. Сейчас в Ленингр<ад> начинают приходить вести от людей, бежавших из оккупиров<анных> местностей, а иной раз появляются и сами люди. Жду, не приедет ли она или не пришлет ли весточку. Сколько горя несет эта война!

Лида[17] здесь. Постарайся выхлопотать себе право на жизнь в Тихвине, используй то, что ты пенсионер, болел нынче, что ты в своем доме поселился, что никого не выселил и т. п.

Кончаю. Пиши. От Леши[18] нет вестей, несмотря на мой запрос. Думаю, что он ушел добровольцем.

Твоя тетка Лиза



 



[1] Ф. П. Аргировский (см. примеч. к Дневнику В. П. Аргировского)

[2] Дом семьи Григорьевых (матери С. Аргировского).

[3] Анна Васильевна – жена Б. Л. Григорьева, брата Е. Л. Аргировской; Пашенька и Матреша – монашки, дальние родственницы, жившие в доме во время войны.

[4] В. Н. Каченовский (см. примеч. к Дневнику В. П. Арг.).

[5] Сын В. Н. Каченовского, двоюродный брат С. Аргировского.

[6] Таня – сестра С. Аргировского.

[7] Няня С. Аргировского, Екатерина Афанасьевна.

[8] У В. Н. Каченовского незадолго до начала войны умерла дочь Маруся (17 лет) и жена.

[9] Дочь Е. Л. Аргировской.

[10] Племянница, дочь брата, Б. Л. Григорьева.

[11] Муж Т. Б. Григорьевой.

[12] Лев и Олег Равдоникасы; Люся – Ольга Равдоникас, их сестра (см. примеч. к Дневнику В. П. Аргировского).

[13] Антонина Леонидовна Григорьева, сестра Елизаветы Леонидовны.

[14] Сын Е. Л. Аргировской.

[15] В. П. Аргировский, муж Е. Л. Аргировской.

[16] Племянница Е. Л. Аргировской, дочь её сестры Антонины Леонидовны.

[17] Племянница автора письма, дочь А. Л. Остроумовой (Григорьевой).

[18] Брат Е. Л. Аргировской, Алексей Леонидович Григорьев.

Категория: Письма С. Аргировского | Добавил: neofitka (22.03.2010)
Просмотров: 900 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
ВИДЕО.
Новости
ВИДЕО.
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 23
    Copyright MyCorp © 2017